В Неделю 18-ую по Пятидесятнице. Если общее – значит мое!

В Неделю 18-ую по Пятидесятнице в нашем храме были отслужены ранняя и поздняя Литургии. По окончании поздней Литургии отец Михаил обратился к прихожанам с проповедью. Речь идёт о ситуации на Украине, ситуации с УПЦ Московского Патриархата и, собственно, о нас всех и каждом в отдельности.

«Братья и сестры, сегодня надо бы еще сделать объявление, вместо проповеди, потому что, честно говоря, не так давно начал читать, что пишут, и очень сильно расстроился. Сейчас, как вы знаете, очень непростая ситуация с Украиной и в этой проблеме участвует много разных сторон и государств, и, к сожалению, даже православных наших «друзей». Константинопольский патриархат планирует дать украинской церкви автокефалию. Я хочу сказать несколько слов, для того, чтобы просто было понятно, о чем идет речь. Автокефалия — это церковная самостоятельность. И исторически автокефалия всегда возникает, когда возникает самостоятельное государство. То есть, с точки зрения истории, вполне логично, то, что после образования украинского государства появилась бы своя церковь. При одном условии, если это церковь каноническая, если это церковь правильная. Почему? Потому что Василий Великий в своем Первом правиле пишет о том, что раскол прерывает апостольское благодатное преемство. В расколе нет Благодати. Раскол – это уже не церковь. Константинопольский патриарх, человек очень политический. С чем это связано? Дело в том, что он очень любит говорить о некой не каноничности Русской православной церкви. О том, что наша церковь якобы не канонично отделилась в свое время от константинопольского патриархата. Отделилась наша церковь вполне канонично. Когда в 1439 году на Флоринтийском соборе собрались греческие и римские отцы и решили устроить унию, наша церковь для того чтобы отделиться от католиков и вот от этой заразы, приняла решение попросту изгнать митрополита Исидора, который приехал от Константинополя и соответственно уже от папы римского на Русь, с тем, чтобы сохранить чистоту нашей восточной русской церкви. И с этого времени до 1589 года, когда у нас появился свой Патриарх, мы не состояли с ними в каноническом общении. Не состояли. Они приезжали к нам в Россию. Мы как люди сердобольные помогали. Они находились под владычеством турок, и мы очень много тратили, не только финансов. Сколько было русско-турецких войн? Мы очень много воевали, сражались, тратились ради защиты Православия. И не заметили, как та часть Православия, которую мы защищали, превратилась просто в монстра. Почему? Потому что надо всегда помнить о том, что Церковь она мудра и мудрее Церкви, быть не стоит. А что нам говорит Церковь в своих канонах? 38 правило Трулльского, 6-го Вселенского собора: «Отцами нашими положенное сохраняем и мы правило, гласящее тако: аще царскою властью вновь устроен, или впредь устроен будет град: то гражданским и земским распределениям да следует и распределение церковных дел. (I Всел. 4, 6, 7; II Всел. 3; IV Всел. 17, 28)». То есть Православие должно быть вне политики. И православие должно стремиться к тому, чтобы облагодетельствовать, как можно большее количество народа. Что это значит? Что, если здесь был центр Православия, но он перестал быть центром жизни людей, перестал быть политическим центром, значит Православию надо перебраться туда, где центр, потому что там, где центр, там много людей и можно принести больше пользы. С момента падения Византии Константинопольская церковь практически перестала вести себя, как Церковь. Если до падения Византии они посылают на Русь Святых Кирилла и Мефодия, их посылает Святитель Фотий, Патриарх Константинопольский. И они действительно являются нашими благодетелями, то с момента падения Византии, с 1453 года, все меняется. Они приезжают на Русь, только затем, чтобы собрать какие-то денежные средства. Им действительно очень тяжело жилось. Но, к сожалению, сложилось так, что эта тяжелая жизнь Константинопольский патриархат мало чему научила. Они не научились любить тех, может быть, с их точки зрения, и темных, но искренних людей – русских людей, которые им помогали. История оставила очень много свидетельств того, как низко они вели себя по отношению к своим благодетелям. В 15, 16, 17 веках, когда наши посылали им в дар драгоценные камни, золото, свои иконы, которые писали. Знаете, что они с этими иконами делали? Это осталось в книгах историков Н.Ф. Каптерева и А.В. Карташева: они брали, и этими иконами покрывали, как это делают иногда протестанты, кувшины, сковородки и кастрюли. Константинопольский патриарх очень сильно поменял отношение и поменял он его объективно, он не мог по-другому поступить, по одной простой причине. Дело в том, если убрать всю историю и вернуться в наши времена, мы увидим, что Константинополь живет чужой жизнью, он живет чужими землями. В Константинополе, то есть Стамбуле, буквально 12 церквей. За счет чего существует Константинопольский патриархат? За счет диаспор, за счет всех тех кусочков Христовой церкви, которые разбросаны по миру. Как он получает эти кусочки? Он просто их захватывает. Когда возникает внутри Церкви: сербской, албанской, болгарской и русской противоречия, туда приходит Константинополь. Ему нужны эти части церкви, жизненно необходимы. Он за счет них питается. Ему нужны средства, ему нужны возможности. Это не древний патриархат, это мертвый патриархат. Настоящая греческая церковь – это Церковь Илладская, на территории Греции, пожалуйста! Вот это настоящая Церковь! И сегодня с Константинополем у нас оказалось очень серьезное столкновение и возник серьезный конфликт. Причина какова? На Украине есть одна истинная Церковь — это Украинская Православная Церковь Московского Патриархата. Наши священноначалие неизвестно почему, но не дало этой Церкви в свое время автокефалию, самостоятельность. Это давно нужно было сделать. И вот теперь, наши братья, которые на Украине они оказались в очень тяжелой ситуации. Константинопольский патриарх договорился с правительством Украины, прислали туда своих экзархов и хотят сделать там новую структуру, хотят образовать автокефальную церковь, которая будет принимать туда, как они считают, наших православных, так и раскольников, анафемастов: филаретовцев, автокефалистов, которые просто являются самосвятыми, то есть людей, которые к Церкви с точки зрения церковного канона уже давно не имеют никакого отношения. Поэтому меня очень сильно расстроили некоторые статьи, которые публикуются, в том числе и в интернете, в которых пытаются наши русские люди, представители РПЦ, отстаивать мнимую правоту Константинополя. Они говорят, что Константинополь на самом деле действует канонично, это древний патриархат, он обладает правом кому-то дать автокефалию, а потом забрать. Как будто автокефалия — это яблоко, можно дать, забрать. Автокефалия — это церковная самостоятельность, она определяется Божьим призванием и историей, она складывается постепенно. И забрать ее никто не может, как и дать просто так. Автокефалия — это дело всей Вселенской Церкви. Когда в 1589 году мы получили, не просто самостоятельность официальную, но и патриарха, это решение было утверждено представителями всех поместных церквей. То, что сейчас делает Константинополь, он делает это политизировано, потому что и сам патриарх Варфоломей не скрывает, он очень много общается с представителями Государственного департамента США. Решения Константинополя сейчас политизированы и мне очень бы хотелось надеяться, что никто из нас не соблазнится, не подумает о том, что на самом деле Константинополь имеет какие-то права. Не забудем о наших братьях, которые сейчас на Украине находятся в очень сложном положении, потому что это люди, которые не пойдут ни в какие унии, и которые будут отстаивать свою веру до победного, возможно до смерти. Если сейчас власть будет захватывать Святые Лавры и Святыни украинской церкви, которые принадлежат нам, по праву и по истории, то прольется кровь. Я всех вас очень прошу помолиться за Украинскую Церковь, помолиться за Русскую Церковь, чтобы Господь нас услышал и примирил. Чтобы даже если не получилось забыть некоторые вещи, мы смогли бы, по крайней мере, примириться на это время для того, чтобы Господь не позволил снова начать притеснять Церковь на Украине, не позволил устроить раскол.
Братья и сестры, чему нас учит эта история? Если посмотреть на то, как мы живем, становится понятно, что история нас совсем ничему не учит. Если приезжаешь куда-нибудь на Запад, в любую страну они очень сильно горды тем, что у них свои товары и производители. Они любят свой сыр, свое вино и т.д. Пообщайся с русским человеком – он ничего не любит. Если мы не хотим, чтобы нас дальше так разрывали на части, мы должны научиться ценить и любить своё. Мы научиться должны беречь свою землю. Мы должны перестать думать: что находиться вне границ моего дома, оно принадлежит не мне, никому. Если общее – значит, ничьё или чужое. Нет! Если общее – это значит мое! Мы должны прежде всего научиться мириться со своими близкими. Как может быть мир в Церкви, если у нас в семьях нет мира?! Откуда в Церкви появится мир, если мы здесь в храме умудряемся сориться друг с другом?!
Братья и сестры, хотя бы этот день давайте постараемся провести мирно. Вспомним всех тех, кто нас обидел, постараемся простить эти обиды. Почему? Потому что это дело милосердия. Пусть Господь эту нашу способность простить друг друга примет, как жертву за нашу раздираемую Церковь и хотя бы ради этого Он даст своей Церкви мир. Спаси Христос за совместные молитвы!»